Виктор Нидерхоффер. Университеты биржевого спекулянта


  • Старый трейдер и йена
  • Глава 1. Уроки Брайтон-Бич
  • Глава 2. Паника и "худу"
  • Глава 3. Дельфийский оракул и наука
  • Глава 4. Убытки, возмещение убытков, тенденции и погода
  • Глава 5. Победы и уверенность в себе
  • Глава 6. О природе игр
  • Глава 7. Настольные игры
  • Глава 8. Азартные игры
  • Глава 9. Обман и графические модели
  • Глава 10. Секс
  • Заключение

Виктор Нидерхоффер - известный трейдер и менеджер хедж фондов. Человек непростой судьбы, в чем-то типичной для Уолл-Стрит.

Фонд Нидерхоффера в 1996 году стал номер 1 в мире (сделав 35% годовых), а в 1997 году вышел бестселлер "The Education of a Speculator", что в русском переводе получил название "Университеты биржевого спекулянта".

Его история - это жизнь, действительно, типичного биржевого спекулянта. Поскольку в 1997 году не было достаточно возможностей для инвестиций, Нидерхоффер вернул клиентам практически все средства (а среди его вкладчиков был, например Джордж Сорос), после чего стал инвестировать оставшиеся 100 миллионов долларов в области, в которых он, по его словам, не особенно разбирался. В результате, 27 октября 1997 года убытки от неудачных операций вынудили Niederhoffer Investments закрыть свои двери.

Позднее Нидерхоффер судился с Чикагской опционной биржей (CME), где он торговал опционами, утверждая, что трейдеры биржи сговорились и опустили рынок специально, чтобы выбить его из позиции. В результате, Нидерхоффер потерял 35 миллионов долларов.

Вот ты на коне, но уже в следующем году Виктор заложил свой дом и продал уникальную коллекцию серебра, чтобы снова начать торговать самому, из перезаложенного дома. В 2002 году он стал снова управлять клиентскими средствами в Matador Fund.

Виктор использует частные торговые алгоритмы, предсказывающие краткосрочные движения с помощью анализа на основе многомерных временных рядов. За 5 лет, начиная с 2001 года, фонд Нидерхоффера делал по 50% в год. В 2006 году оба его фонда - Matador и Manchester Trading - получили престижную награду MarHedge за результаты 2004-2005.

Однако, затем фонды Нидерхоффера попали под удар ипотечного кризиса в 2007 году и были закрыты после потери почти 75% капитала.

Виктор, безусловно, воплощение современного дельца с Уолл Стрит, со всеми его взлетами и падениями. Он любит покер и статистику, его сделки - типичный продукт мышления современного трейдера на грани интуиции, статистики и алгоритмов. Тем интересна его книга. Это, в первую очередь, психологическая летопись - слепок с его взгляда на рынок, его размышлений и опыта. Он много рассуждает о самообмане и тех хитрых движениях, которыми так щедр рынок.

Книга выстроена живо и несколько хаотично. Ее автор, вне всякого сомнения, обладает чрезвычайно острым умом, однако эта живость набрасывается на тебя со страниц и порой хочется сказать воу-воу, Виктор, полегче. Масса интересных баек с Уолл-Стрит, истории и личная философия, весь мир отдельно взятого трейдера в увлекательном и стремительном формате.

Довольно часто мне встречаются спекулянты, которые неотвратимо движутся по пути к разорению. Один из них был лучшим другом моего брата. После биржевого краха 1987 года он почему-то решил, что в экономике повторяется сценарий 1929 года: сначала будет паника, а потом - подъем. Как только цены начинали быстро падать, он тут же бросался продавать фьючерсы «С&П 500». После того как он понес убытки подряд в двенадцати таких сделках, его состояние сократилось на 80%. Я посоветовал ему сократить степень риска: не продавать фьючерсы, а покупать опционы на продажу. В худшем случае, если опционы окажутся бесполезными, то максимум, что он потеряет, - это уплаченную за опцион премию. В противном случае степень риска будет теоретически стремиться к бесконечности.

Он послушался меня и стал покупать опционы продавца. Он проделал это шесть раз подряд - и все шесть раз проиграл. Наконец я предложил ему сделать перерыв - временно выйти из игры: «Рынок - не волк, в лес не убежит. Ты сможешь вернуться в любой момент. А если ты посмотришь на него со стороны, то сможешь лучше понять, что к чему». В ответ я услышал: «Нет, я не могу выйти. Пока я буду не у дел, может случиться что-нибудь потрясающее. Я ожидаю краха с минуты на минуту и не хочу его пропустить».

Поскольку я встречал немало игроков и спекулянтов, оказавшихся в таком же положении, я посоветовал ему впредь обходиться без моих советов. И с тех пор он со мной не разговаривает.
Скачать Виктор Нидерхоффер. Университеты биржевого спекулянта в pdf:
 
(а среди его вкладчиков был, например Джордж Сорос)
Совсем забыл про это. И тут, читаю Сороса "Опережая перемены" и... внезапно.

Разрешите привести другой пример; на рынке существуют периоды бессистемных колебаний, когда мой стиль инвестиций совершенно бесполезен. Прежде чем сделать ставки, я настаиваю на формулировке тезиса. Но для того, чтобы понять суть наблюдаемой рыночной тенденции, необходимо время; иногда рынок меняет направление как раз тогда, когда мне удается сформулировать теорию, оправдывающую такое направление. Если это происходит часто, то может оказать разрушительный эффект. Я могу плыть по волне морского прилива, но не по зыбкой ряби бассейна.

Был период, в начале 1980-х гг., когда казалось, что стабильного прилива не существует, есть лишь беспорядочные мелкие волны. Я пригласил фондового менеджера, специализирующегося на товарно-сырьевых операциях, Виктора Нидерхоффера, у которого была своя система «плавания» в таких условиях. Он имел отличную подготовку в области теории случайных блужданий. Он рассматривал рынки как казино, где люди действуют как игроки, и их поведение может быть понято путем изучения поведения игроков. Например, игроки ведут себя по понедельникам не так, как по пятницам, утром не так, как днем, и так далее.

Он регулярно зарабатывал небольшие суммы, действуя на основе этой теории. Я выделил ему средства, которыми он мог распоряжаться, и он сумел получить на них хорошую прибыль. Однако в его подходе также заключалась ошибка. Такой подход действителен только для такого рынка, на котором нет основной тенденции. Если существует исторически обусловленная тенденция, то «прилив» может сгладить мелкие волны, которые вызваны поведением участников-игроков. Он мог серьезно пострадать, поскольку не обладал адекватным механизмом защиты от ошибок.

Я упомянул о нем, поскольку его подход диаметрально противоположен моему, но иногда он может оказаться верным. Я научился непредвзято относиться к вопросу о том, что считать верным подходом. Я стремлюсь привлекать людей, использующих различные походы, до тех пор, пока я могу полагаться на целостность этих подходов.

БВ – А что произошло с Виктором Нидерхоффером?

ДС – Он зарабатывал довольно значительные суммы, пока на рынках происходили случайные и бесцельные колебания. Затем он начал проигрывать, и ему хватило характера остановить свои операции. Мы ушли с рынка первыми. Очень немногим торговцам, занимавшимся товарно-сырьевыми операциями, удалось это сделать.

БВ – И как его дела в последнее время?

ДС – Весьма неплохо.
Отрывок из книги: Джордж Сорос. «Сорос о Соросе. Опережая перемены». iBooks.
 
Сверху